БЕЛА ШЕФФЕР (1815—1871) Натюрморт со скульптурным портретом Фанни Элслер

БЕЛА ШЕФФЕР (1815—1871) Натюрморт со скульптурным портретом Фанни Элслер
БЕЛА ШЕФФЕР (1815—1871) Натюрморт со скульптурным портретом Фанни Элслер
1845 Холст, масло. 56,5x34,5 см Подпись слева внизу: Schdffer Adalbertfeste^ Pesten 1845 Иив. номер 2790 Поступила из Государственной картинной галереи


Художник Виктор Дерюгин в мастерской. Творческая биография
Доставка картин в любую точку России, СНГ и мира
Фрагмент натюрморта, дающий представление о качестве написанного
Подрамник с рамой. Подрамник с крестовиной и клиньями для натяжки холста используются Виктором Дерюгиным для написания картин.
НА ГЛАВНУЮ         Натюрморты с цветами
Купить натюрморт
Заказать натюрморт
Цены
Контакты

Все о натюрмортах

Репортажи ТV и видеороликиМои видео.
Пожертвовать! R421734689620
Артресурсы
Карта сайта.  

Начало. 1.2.3.4.5.6.7.8.9.10.11.12.13.14.15.16.17.18.19.20.21.22.23.24.25.26.27.28.29.30.31.32.33.34.35.36.


Ярко выделяющаяся на темном фоне белая фарфоровая фигурка окружена венком из роз. Можно подумать, что и эта картина написана c двух точек зрения, так как основание статуэтки и крышка стола лежат не в одной плоскости. Во всех остальных отношениях картина выполнена в полном соответствии c традициями; более того, фарфоровая фигурка танцовщицы, увековеченной в грациозномдвижении, могла бы оказаться бесстрастной гризайлью, если бы художник не смог c помощью тонких оттенков и умелой передачи фактурных особенностей фарфора придать этой стройной статуэтке столько живости. Во всяком случае, картина вполне могла удовлетворить интерес покупателей, отчасти благодаря своей теме, а отчасти и потому, что в ней увековечен идол «золотой» молодежи.

Вы можете заказать художнику живописную копию любого из представленных выше натюрмортов или приобрести готовые в Арт-магазине.
Как выглядят законченные натюрморты в музейной раме в интерьере смотрите здесь
Все картины пишет художник Виктор Дерюгин. Подробнее здесь.

О натюрмортах Венгерской Национальной галереи (продолжение)

Пролетариату, его страданиям и борьбе посвятил свою кисть один из ведущих мастеров венгерской живописи периода между двумя мировыми войнами Дюла Деркович. В раннем его творчестве заметно влияние немецкого экспрессионизма; индивидуальные, самобытные черты окрепли в нем во второй половине двадцатых годов. Искусство Дерковича отражает наэлектризованную острыми социальными конфликтами венгерскую действительность той эпохи. В картинах художника, написанных бледными, приглушенными тонами, обличение звучит, пожалуй, даже c большей силой, чем если бы цвет в них был интенсивный, призывный. Простой натюрморт c рыбой на столе, какой можно встретить лишь в убогих кухнях пролетарской бедноты, — тоже немое обличение господствующего класса. Картины Дерковича захватывают суггестивной силой. В историю венгерской культуры его искусство вошло как единственное в своем роде явление, поскольку прямых продолжателей начатого им дела и его стиля не нашлось.

Янош Торняи играл значительную роль в художественной жизни города Ходмезёвашархей и вообще в венгерской живописи периода между двумя мировыми войнами. Написанные крупными энергичными мазками, картины его полны темперамента, так же, как и произведения Мункачи, которого он считал своим учителем. Простая, сбитая из досок мебель среди голых стен бедной крестьянской комнаты; два-три цветных лоскута; одежда, небрежно брошенная на кровать, — и вот вам отличная тема для полотна. Под кистью Торняи эта картина вырастает до символа бедности. Живопись у него свежая, краски пропитаны солнечным светом. C таким же размахом, как крестьянские хатенки алфёльдского края, написано им несколько натюрмортов.

Другой видный художник Алфёльда — Ласло Холло. Картины его повествуют о повседневной жизни, о быте бедных крестьян. Колорит полотен Холло строится на сочетании темных коричневых, глубоких синих и зеленых тонов, оживляемых яркими пятнами белого и желтого цвета. Лирические интонации произведений Холло придают им настроение задушевности. Источником входновения для Петера Бенедека служил мир красок и форм народного искусства. До того как взяться за кисть, он был землепашцем. В годы между двумя мировыми войнами художников, подобных ему, называли «самородками», сегодня мы пользуемся термином «наивные художники». В произведениях Бенедека народные традиции подчас смешиваются c элементами «выученного» мастерства. Художественного образования он не получил, но его полотнам, очаровывающим своеобразной красотой, отведено должное место в венгерской живописи.

В искусстве Йожефа Эгри, Иштвана Сё'ни и Аурела Берната больше общего c новейшими художественными течениями, чем в искусстве мастеров Алфёльда. Но увязать их творчество c какой-либо определенной школой не так легко, как, например, в случае c теми художниками, которые долгое время жили и учились в Париже. Ранний период творчества Аурела Берната связанснадьбаньскойхудожественнойколонией. В годы, последовавшие после первой мировой войны, он жил за границей, где некоторое время находился под влиянием экспрессионизма. Склонный к самоанализу и теоретизированию, художник позднее вернулся на позиции верного изображения природы. Уважение к природе не означало, однако, принятия принципов натурализма. В пылу экспрессионизма динамический анализ пространства формируется в нем в переживание, новое значение получают предметный мир и исследование сущности мотивов. Художник открывает красоту деталей натюрморта, их живописное значение и настроение; осязаемый смысл приобретает у него даже простая коричневая скрипка, изображенная на столе рядом c открытым футляром. Цветовому строю полотен Берната присуща повышенная эмоциональность; если в его ранних, очень строго построенных картинах господствовал холодный синий цвет, то позднее в колорите стали преобладать глубокие коричневые, золотисто-желтые и ярко-красные тона. После второй мировой войны c цельюобъединениявсех новейшихтечений венгерской живописи была основана так называемая «Европейская школа». К этой школе принадлежал и постоянно ищущий, экспериментирующий художник Енё Гадани. Он не остановился на каком-либо одном определенном стиле: изучал кубизм, писал абстрактные композиции; под влиянием искусства Брака увлекся анализом живописного пространства, но, включая в свои композиции элементы лиризма, он остался в стороне от кубистической живописи. Гадани где прямо, а где и опосредованно, но всегда стремился сохранить верность природе, реальности. Искусство его является характерным примером поисков и устремлений венгерского авангарда. Геза Бене не был членом «Европейской школы», однако в его живописи есть много общего c искусством Гадани. В Академии художеств он учился у Яноша Васари, но не разделял его творческих принципов. В картинах Бене предметы часто приобретают символическое звучание, а композиция, структура рассматриваются им лишь как средство для выработки декоративного по ритму стиля. Бене пользуется и светотеневыми контрастами; в цветовом строе его картин преобладают лирические нотки. Имре Амош, работая над картиной со своеобразной, тяготеющей к сюрреализму символикой, обращался и к традициям венгерского народного искусства. Он принадлежал к группе сентэндрских художников, ориентировавшихся на новейшие художественные течения. Для ранних картин Амоша характерны мрачноватое настроение, лирический мир сновидений. Позднее полотна его становятся драматичнее, символическое начало в содержании картин усиливается, пастельные тона сменяются более ярким колоритом. Амош молодым пал жерт• вой фашистского произвола в годы второй мировой войны, но успел сказать свое слово в искусстве. Натюрморты его проникнуты меланхолическим настроением. К сюрреализму тяготеет и искусство Эндре Балинта, тоже отдавшего дань изучению традиций народного творчества. Творческие принципы сближали его c художниками сентэндрского крыла «Европейской школы». Типично народные предметы домашнего обихода преображаются в его картинах в символы, в объекты, ассоциирующиеся c миром сновидений. Есть в произведениях Балинта нечто от мира грез невинного детства. Именно поэтому было бы неверным считать его живопись абстрактной. В содержании картин Балинта хотя и в своеобразной форме, но все же отражается дух времени, живой пульс общественной жизни. Жанр натюрморта за столетия своего существования стал настолько привычным и естественным явлением, что видя на накрытом столе отраженные от блюда c фруктами цветовые рефлекты или букет цветов, мы невольно говорим: «какой красивый натюрморт», или: «это для кисти художника». И если кто-то наделен талантом живописца, то может произойти чудо: из обыденного зрелища, из простой темы зародится шедевр.

назад  Конец  



назад